История создания

     Основным недостатком командного метода наведения управляемого ракетного оружия на наземную цель, примененного в ракете Х-23, являлось увеличение нагрузки на летчика. Обнаружив цель, летчику приходилось до момента поражения цели непрерывно удерживать трассер ракеты на линии «самолет-цель», продолжая при этом пилотировать самолет; одновременно он вынужден был следить за воздушной обстановкой и вести боевое маневрирование, уклоняясь от самолетов противника и зенитного огня. Для повышения боевой эффективности авиационных управляемых ракет требовались кардинально новые принципы наведения, позволявшие «разгрузить» летчика.
     В конце 60-х годов в СССР была проведена комплексная научно-исследовательская работа (НИР) с участием ОКБ Калининградского машиностроительного завода (КМЗ, сейчас АО «Корпорация «Тактическое ракетное вооружение»), Московского машиностроительного завода «Кулон» (ОКБ Сухого П.О.), ГосНИИ АС (г. Москва) и ЦКБ «Геофизика» (г. Москва). Этот проект определял пути создания в приемлемых весах и габаритах станции подсвета цели с использованием лазеров на базе стекла, активированного неодимом, и чувствительных элементов ГСН, способных воспринимать сигнал станции подсвета, отраженный от различных подстилающих поверхностей, на дальностях до 8 км. Был проработан также облик ракеты с осколочно-фугасной боевой частью, вопросы размещения ее на самолете типа Су-7Б и принципы демпфирования луча станции подсвета цели, обеспечивающие удовлетворительную точность удержания его на цели в режимах пикирования и горизонтального полета самолёта. Итоги проведенной работы показали, что новый вид оружия дает существенный прирост эффективности действия фронтовой авиации, по сравнению с неуправляемыми ракетами и бомбами, при поражении разнообразных малоразмерных точечных целей. Прогнозировалось существенное повышение боевой эффективности таких ракет по сравнению с ракетами с радиолучевой системой наведения.
     4 декабря 1970 года комиссия Президиума СМ СССР по военно-промышленным вопросам приняла по результатам НИР решение № 308 о повышении тактико-технических характеристик самолета Су-7БМ (Су-17М). Это планировалось сделать за счет вооружения его ракетами Х-25 и снарядами УС-КГ с полуактивными лазерными ГСН при подсвете цели лучом оптического квантового генератора станции подсвета «Прожектор-1». Этим же решением ОКБ КМЗ определялось головным разработчиком ракеты Х-25 (изделие «69»).
     6 мая 1972 года коллегия Министерства авиационной промышленности приняла решение в сжатые сроки разработать и изготовить ракету Х-25. Соответствующим приказом по заводу на главного конструктора Юрия Королева возлагалась обязанность обеспечить выпуск технической производственной документации для производства изделия «69». Руководителем разработки ракеты Х-25 назначили заместителя главного конструктора Вадима Коренькова.
     Ракета Х-25 разрабатывалась на базе Х-23. От своей предшественницы она унаследовала аэродинамическую схему, имела те же консоли крыла, рули, двигатель. Однако аппаратура наведения (лазерная ГСН) располагалась теперь в носовом отсеке, а освободившееся место в хвостовом отсеке было использовано для размещения дополнительной боевой части Ф-25-2 массой 26 кг, содержащей 15 кг взрывчатого вещества и собственный предохранительно-исполнительный механизм. За ГСН находился отсек управления, но вместо рулевых блоков появились рулевые пневмоприводы и блок управления. Здесь же установили систему контактных датчиков.
     Третий отсек отвели под предохранительно-исполнительный механизм и основную осколочно-фугасную боевую часть Ф-25-1М массой 111 кг, содержавшую 80 кг взрывчатого вещества и готовые стальные осколочные элементы. Четвертым отсеком стал пороховой ракетный двигатель ПРД-228, разработанный для ракеты Х-23, за ним – отсек энергообеспечения, включавший пневмоблок с редуктором, блок батарей, блок электропитания, элементы электроавтоматики, пневмопривод управления элеронами. Снаружи корпуса находились основные узлы крепления консолей крыла, а вверху – бортовой электроразъем для электросвязи с носителем. Возросшее электропотребление систем ракеты заставило увеличить количество ампульных батарей. Масса ракеты достигла 320 кг. В её конструкции применили систему управления ракетой (автопилот), сделавшую процесс наведения ракеты на цель более стабильным.
     К маю 1973 года завод уже выпустил первые опытные образцы ракет Х-25. Заводские летные испытания проходили в мае – июле 1973 года. В ходе их проведения с самолета-носителя Су-7БМ выполнили несколько пусков программного варианта ракеты с целью определения реальных аэродинамических и баллистических характеристик, оценили правильность выбора динамических коэффициентов системы управления ракетой.
     16 августа 1973 года начался этап «А» государственных совместных летных испытаний ракеты Х-25 в составе авиационно-ракетного комплекса Су-7КГ. Подсвет цели осуществлялся как с борта самолета, так и с земли. Этот этап завершился в июне 1974 года. В ходе испытаний была проведена модернизация системы управления ракетой, позволившая улучшить характеристики стабилизации ракеты в момент старта.
     Этап «Б» государственных совместных летных испытаний был проведен на самолете Су-17МКГ в августе-ноябре 1974 года и закончился с положительным результатом. В акте по результатам испытаний отмечалось: «Первая отечественная лазерная система вооружения «Прожектор», обеспечивающая самонаведение управляемых ракет Х-25 по малоразмерным наземным целям, подсвеченным оптическим квантовым генератором, значительно расширяет боевые возможности самолетов фронтовой авиации».
     Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР за № 90-35 от 3 февраля 1976 года и приказом № 0036 министра обороны ракету Х-25 и систему вооружения «Прожектор» приняли на вооружение ВВС.
     По итогам реализации программы группе авторов в 1976 году было присвоено звание лауреатов Ленинской премии.
     Ракета Х-25 серийно производилась с 1975 по 1983 год на КМЗ (с 2 ноября 1976 года – Калининградское производственно-конструкторское объединение «Стрела», а с 7 августа 1978 года – Калининградское производственное объединение «Стрела»).
     В апреле 1986 года самолеты-штурмовики Су-25 впервые применили Х-25 по реальному (а не полигонному) противнику в Афганистане. Ракеты стали надежным оружием применительно к пещерам, зачастую неуязвимым для других видов оружия. Моджахеды использовали пещеры под склады и тайники, оборудовали мастерские по ремонту оружия (в пещерном городе на базе Джавара находился целый патронный завод). Изрытые норами горы превращались в естественные крепости. Устраивались огневые позиции, закрытые от обстрела снизу, и выбить оттуда противника артиллерия и танки не могли. Огонь с высившихся скал был губительно точен, а подобраться к ним не давали крутые откосы и завалы. При использовании авиации противник прятался в глубине под толстыми сводами, бомбы и НАР впустую крошили камни вокруг. Переждав налет, стрелки выбирались наружу и продолжали вести огонь. Точность попадания Х-25 была поразительной – ракеты удавалось укладывать точно во входы пещер и амбразуры, а их солидной боевой части с избытком хватало для уничтожения цели. При этом выявилось, что наилучшие результаты давала помощь наземного наводчика, хорошо знающего местность. Первое время лазерные целеуказатели монтировались на БТР и БМП импровизированно, затем их сменили штатные боевые машины авиационного наведения (БОМАН) на базе БТР-80.
     По данным ОАО «ОКБ Сухого», всего в ДРА с Су-25 произвели 139 пусков управляемых ракет с лазерной ГСН.
     Период с 1973 по 1990 год в истории предприятия отмечен выходом на качественно новый уровень конструкторской деятельности. Он характеризуется интенсивным творческим поиском, направленным на создание принципиально новых перспективных образцов ракетной техники.
     В это время в ОКБ «Звезда» впервые в мире была сформулирована и научно обоснована концепция построения модульного ряда многоцелевых ракет, получивших впоследствии наименование «семейство ракет «воздух-поверхность», Х-25М.
     Идея родилась из опыта разработки и серийного производства предыдущего поколения управляемого ракетного вооружения, созданного коллективом конструкторского бюро. Работа над ракетами Х-23, Х-25 и Х-27 выявила их значительную общность по основным подсистемам. Поэтому сущность модульной концепции заключается в выделении у группы ракет различного назначения общих подсистем, которые, будучи объединенными, образуют единый для всех ракет данного модульного ряда базовый модуль, тогда как стыкующиеся к ним сменные модули создают разнообразие типов ракет.
Применение модульного принципа построения ракет обеспечивало сокращение времени на разработку новых изделий, затрат на проведение их испытаний, упрощало адаптацию каждого типа вооружения к различным авиационным носителям, снижало общие затраты на переподготовку персонала в войсках, облегчало техническое обслуживание эксплуатирующими организациями.
     Ведущая роль в создании семейства модульных ракет принадлежит заместителю главного конструктора Вадиму Коренькову, который совместно со специалистами МАИ много сил вложил в разработку технико-экономического обоснования модульной концепции.
     В начале 70-х годов на вооружение ВВС и ВМС ряда зарубежных стран начали поступать тактические управляемые ракеты нового поколения. В частности, в США, опираясь на опыт Вьетнама, была создана и принята на вооружение УР AGM-65A Maveric с телевизионной системой самонаведения, способная поражать цели на дальности до 11–13 км. В конце 70-х появились новые модификации этой ракеты, AGM-65C, AGM-65D и AGM-65L, имеющие лазерные полуактивные или тепловизионные системы самонаведения. Новыми ракетами, значительно более эффективными, нежели УР Bullpup, американцы вооружили практически все боевые самолеты тактической авиации, а также палубные ударные самолеты.
     Отечественное ракетостроение развивалось в начале 70-х годов также чрезвычайно интенсивно. Различные конструкторские бюро активно выполняли государственные заказы, создавая много образцов новой ракетной техники как класса «воздух-воздух», так и «воздух-поверхность». Каждая ракета разрабатывалась конструкторами изолированно от других изделий, поэтому вновь создаваемые образцы отличались друг от друга по размерам, диаметру, делению на отсеки, размещению отрывного разъема, по наземному оборудованию, например по конструкциям и размерам подъемников, и т.д. В результате возникла проблема эксплуатации всей этой техники: у авиационного полка появился «обоз», в частности, в виде многообразных тележек (на каждый тип ракеты для эскадрильи истребителей требовалось как минимум шесть тележек), многочисленных пусковых установок, переходных балок, держателей. А учитывая, что обычно в авиаполку имеется три эскадрильи, на вооружении каждой из которых несколько типов ракет, легко понять, что полк оказывался попросту нетранспортабельным. В результате он утрачивал свою боеспособность. Однако все многообразие ракетного вооружения создавалось для решения совершенно конкретных задач. Каждая ракета в боевой эффективности полка занимала собственную нишу. Другими словами, сумма всех типов ракетного вооружения обеспечивала общую боевую эффективность полка.
     Таким образом, остро встал вопрос о сокращении типажа ракет, что, однако, не должно было вести к снижению уровня боевой эффективности войск. Главком ВВС СССР Павел Кутахов хорошо понимал остроту проблемы и очень жестко ставил эту тему перед промышленностью.
     Основными принципами, заложенными в идеологию построения модульной ракеты Х-25М, были:
     - замена находящихся в производстве трех ракет Х-23М, Х-25 и Х-27ПС одной ракетой со сменными системами наведения;
     - возможность формирования в строевых частях необходимого облика ракеты;
     - возможность совершенствования данного класса оружия за счет применения новых типов боевых частей и перспективных систем наведения.
     Создание модульной ракеты должно было позволить:
     - уменьшить количество типов ракет;
     - значительно снизить затраты и сроки на создание новых систем управляемого ракетного оружия;
     - сократить цикл мобилизационного развертывания на особый период;
     - создать семейство модульных элементов систем вооружения с достаточной степенью адаптации к динамично развивающейся ситуации на театре военных действий;
- повысить эксплуатационную надежность систем вооружения;
- упростить их эксплуатацию.
     На первом этапе предполагалось унифицировать ракеты Х-23М, Х-25 и Х-27ПС, а в дальнейшем разработать для ракеты новые варианты модулей ГСН и боевого снаряжения.
     Активные проектные работы по формированию рациональной системы модулей начались в 1976 году. Технические предложения по модульной ракете, получившей обозначение Х-25М, были оформлены и выпущены в феврале 1978 года.
     Ракета Х-25М проектировалась на первом этапе в следующих модификациях:
- Х-25МП – противорадиолокационная ракета с ПРГС-1ВП или с ПРГС-2ВП для замены ракеты Х-27ПС;
- Х-25МЛ – многоцелевая ракета с ГСН 24Н для замены ракеты Х-25;
- Х-25МР – многоцелевая ракета с радиокомандной аппаратурой В-500 для замены ракеты Х-23.
     Облик ракеты Х-25МП практически полностью совпадал с обликом ракеты Х-27ПС. Однако система управления ракетой была модифицирована путем введения в нее признака системы наведения и изменения закона управления, что позволило уменьшить минимальную дальность пуска у ракеты Х-25МП до 3–5 км по сравнению с 9,5–10 км у ракеты Х-27ПС. Хвостовой обтекатель, входивший в состав отсека энергообеспечения, был удлинен и стал самостоятельным шестым отсеком.
     Ракета Х-25МЛ получалась из Х-25МП заменой пассивной радиолокационной ГСН на полуактивную лазерную.
Ракета Х-25МР получалась из Х-25МП заменой пассивной радиолокационной ГСН на носовой обтекатель и размещением в 6-м отсеке радиокомандной аппаратуры.
Т     аким образом, ракета Х-25М состояла из носового и хвостового сменных отсеков и базового модуля, представлявшего собой ракету Х-27ПС без ГСН и с измененной хвостовой частью.
     Решение Комиссии Президиума СМ СССР по военно-промышленным вопросам № 318 от 13 декабря 1978 года и приказ МАП № 2 от 2 января 1979 года дали «зеленый свет» работе по созданию ракеты Х-25М.
     В июне 1978 года был утвержден «План-график по разработке и выпуску экспериментальных модульных изделий», который предусматривал до ноября подготовку и передачу в производство необходимой технической документации.
     Защита эскизного проекта ракеты Х-25М проходила в ОКБ в июле 1979 года.
     21 декабря 1979 года начался этап «А» государственных совместных летных испытаний ГСЛИ, проходивший в четыре подэтапа.
   Первый подэтап из-за неподготовленности основного самолета для испытаний МиГ-23БК проводился на самолете МиГ-23М и заключался в отработке ракеты Х-25МР.
     На втором подэтапе отрабатывалась ракета Х-25МП в составе вооружения самолета МиГ-23БК. По результатам этих двух подэтапов выявилось, что горение порохового заряда двигателя ПРД-276 отрицательно влияет на процесс наведения ракет Х-25МЛ и Х-25МР.
     С целью недопущения перерыва в испытаниях, вызванного разработкой двигателя с новым, менее дымным топливом, третий подэтап, на котором отрабатывалась Х-25МЛ, проводился с подключением второго самолета МиГ-23БК, осуществлявшего подсвет цели при пусках ракет с первого МиГа.
     На четвертом подэтапе проводилась проверка работоспособности разных вариантов ракеты Х-25М при наведении на цель для доводки до состояния, обеспечивающего определение летно-тактических, технических и боевых характеристик. Он завершился 3 сентября 1981 года.
      4 ноября 1981 года на самолете МиГ-27К (обозначение МиГ-23БК с 1981 года) начался этап «Б» государственных совместных летных испытаний. Хотя окончить его планировалось 22 февраля 1982 года, пуски всех запланированных ракет были выполнены досрочно, что позволило завершить этап «Б» 28 декабря 1981 года.
     16 сентября 1981 года за создание и запуск в серийное производство семейства модульных ракет Х-25М коллектив КПО «Стрела» был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Многие работники предприятия были также награждены орденами и медалями Советского Союза.
     Первые серийные ракеты были сданы заказчику в 1982 году. Пик серийного производства пришелся на вторую половину 80-х годов. После распада Советского Союза в производстве находились только ракеты Х-25МЛ, объем выпуска которых значительно снизился. Последние ракеты были изготовлены в 1997 году. Всего было произведено около 25000 ракет типа Х-25М, из которых более 5000 отправлено на экспорт в 15 стран.
     Приказом № 0209 от 13 августа 1989 года министра обороны СССР ракеты Х-25МП, Х-25МЛ и Х-25МР были приняты на вооружение. Это была самая массовая советская ракета класса «воздух-поверхность» как по выпуску, так и по количеству вооруженных ей самолетов.